Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Контакты

ПОЧЕМУ УПОТРЕБЛЯЮТ ДОПИНГ?

27.07.2020

В этом обзоре мы поговорим о статье австралийских специалистов, исследовавших проблему потребления допинга профессиональными спортсменами. Данная проблема стоит остро практически во всех странах и во многих видах спорта: как олимпийских, так и неолимпийских. Существует ряд причин, побуждающих атлетов принимать препараты, при этом понимая, что они запрещены. Ни осознания грядущей длительной дисквалификации, ни внутренние ограничения спортсменов, ни общественное порицание не способны предотвратить применение запрещенных веществ. Почему такое происходит и почему меры ВАДА оказались недостаточными для искоренения употребления допинга? Именно на эти вопросы пытались ответить австралийские специалисты. Мы подчёркиваем, что Москомспорт выступает за чистый и честный спорт.

В мире спорта существует интересный, но в то же время печальный феномен – криминальное поведение достаточно распространено среди спортсменов, тренеров и владельцев команд. Например, было показано, что атлеты совершают больше преступлений сексуального характера, чем обычное население. Во многих странах употребление допинга является уголовно наказуемым преступлением, но даже в них находится много атлетов, сознательно употребляющих допинг. Во многом такое поведение объясняется тем, что в мире профессионального спорта важно лишь одно – победа, причем победа любой ценой. Такая постановка проблемы побуждает людей идти на нарушения, а иногда даже преступления. В последние годы многие международные организации, контролирующие потребление допинга (основное из них – ВАДА), жёстко контролирует поведения атлетов, часто запугивая их длительными дисквалификациями и пагубными последствиями употребления запрещенных средств. В криминалистике такой подход запугивания получил название теории возмездия (deterrence theory). Человек, зная о суровом наказании, с меньшей вероятностью совершит преступление, чем в случае относительно щадящего наказания. Однако, несмотря на кажущуюся привлекательность такого подхода, данная теория имеет слабое эмпирическое основание, более того, многими она рассматривается как просто-напросто неверная. Одной из причин неудачи теории возмездия может быть кажущаяся низкая вероятность быть пойманным. Так, в Австралии за сезон 2011-12 годов, Австралийское Антидопинговое Агентство провело 7196 тестов, из которых лишь 33 пробы оказались положительными. В целом, специалисты сходятся во мнении, что подход ВАДА по запугиванию атлетов крупными санкциями имел лишь небольшой успех, а специалисты из академической сферы (Kayser & Broers, 2012; Kirkwood, 2009; Smith & Stewart, 2008) и само ВАДА (Pound, Ayotte, Parkinson, Pengilly, & Ryan, 2013) признали, что антидопинговые методы оказались провальными.

Учитывая не очень удачный опыт, в последние годы проводится множество социологических исследований по проблеме применения допинга спортсменами. Так, выдвигается предположение, что стоит сместить акцент с поимки нарушителей на выработку мер предотвращения употребления допинга. Специалисты также полагают, что важным источником в разработке методов предупреждения употребления допинга является интервьюирование атлетов, которые ранее употребляли допинг. Например, в исследовании Kirby et al, (2011) опрошенные спортсмены пролили много света на мотивационную составляющую потребления допинга. При этом было показано, что роль тренера в решении начать и продолжать употреблять допинг меньше, чем ранее предполагалось и ожидалось. Было также проведено ещё одно исследование, в котором авторы интервьюировали атлетов, попавшихся на употреблении запрещенных веществ (Smith et al., 2010). На примере 11 таких спортсменов, авторы показали, какие социально-культурные события побуждают спортсменов употреблять допинг. В этом контексте важна сама культура среды спортсменов, которая часто побуждает употреблять допинг. Более того, исследование показало, что мотивы употребления допинга разнятся в зависимости от возраста атлета. Таким образом, превентивные меры должны быть привязаны к возрасту атлета и быть направлены на специализированные возрастные категории. В этом плане, генерализованный подход может быть не очень эффективным.

В разное время атлеты давали разную оценку своему противоправному поведению. Так, спринтер Бен Джонсон искал оправдания своему поведению: «Все обманывают, кто нет? Все уклоняются от налогов, все лгут обо всём, почему именно Бен Джонсон? Я не один такой в этом мире!». С психологической точки зрения, комментарии Джонсона интересны тем, как он оправдывает своё поведение. Такой тип оправдания поведения известен как «отчуждение моральной ответственности» (moral disengagement). Специалисты описывают такую модель поведения как некое отключение собственных моральных принципов при совершении плохих поступков, которые в иной ситуации человек бы никогда не совершил. Например, человек может сравнить своё плохое поведение с каким-то ещё более плохим поведением кого-то другого (например, «Да, я оскорбил его, но ведь не ударил»), что называется преимущественным сравнением. Человек может также оправдывать своё поведением поступками всей группы, а также тем, что на него давили люди, обладающие властью или авторитетом.

Таким образом, авторы исследования решили выяснить причины употребления допинга методом интервьюирования спортсменов, попавшихся на допинге. Для исследования были отобраны 18 спортсменов-добровольцев, которые нарушали антидопинговые правила (15 мужчин и 3 девушки). Средний возраст составлял 26,6 года. Атлеты представляли сборную Австралии в разных видах спорта – бодибилдинг (8 человек), тяжелая атлетика (3), крикет (3), баскетбол (1), регби (1), байдарка (1), плавание (1). 15 спортсменов были действующими, а 3 завершили карьеру. Интервью было сконструировано из 5 блоков – 1) блок о месте допинга в профессиональном спорте, 2) типе нарушения допинговых правил, допущенных спортсменом, 3) факторы, повлиявшие на решение начать принимать допинг, 4) последовавшие санкции, 5) биографическая информация. Утверждения спортсменов были разбиты на 5 основных тем: 1) причины употребления допинга, 2) краткосрочные эффекты от допинга (физиологические и психологические), 3) оправдание допинга, то есть как происходит отчуждение моральное ответственности, 4) долгосрочные эффекты от принятия допинга, 5) что удерживает от допинга и какое возмездие получил спортсмен.

Результаты показали, что атлеты чаще всего начинали употреблять допинг рано в течение карьеры. Однако какого-то основного спускового механизма, повлекшего начало потребления допинга, обнаружено не было. В большинстве случаев решение принимать допинг было чётко спланировано. Так, один бодибилдер заявил: «Я решил, что если хочу чего-то достичь, то должен принимать стероиды». Спортсмены чётко осознавали свои возможности и пределы, и именно это заставляло их начать принимать допинг: «Я знал, что хороший спортсмен, но недостаточно хороший, и я также знал, что это вещество выведет меня на новый уровень». Элементарное желание прибавить в размерах тела и силе являлось основным мотивом начало принятия допинга среди опрошенных бодибилдеров. Спортсмены, представлявшие другие виды спорта, были больше обеспокоены процессом восстановления и повышением выносливости. Восстановление являлось особенно болезненной темой для тех, кто оправлялся от травм.

При описании краткосрочного эффекта допинга участники подчеркивали значительные положительные эффекты от допинга на физиологические и психологические системы организма. Улучшения касались развития силы и увеличения размеров тела в течение очень короткого периода времени, при этом результаты превосходили ожидания спортсменов. Тем не менее, без каких-либо объективных данных для проверки влияния допинга, комментарии здесь могут быть постдопинговыми обоснованиями или оправданиями поведения. Один из бодибилдеров заявил: «У меня значительно возросла сила, увеличивать мышечную массу стало намного легче, чем без допинга. Я выглядел лучше и чувствовал себя лучше». Другой культурист отметил: «Я набрал 30 килограмм за 12 месяцев». Игрок в регби сказал: «Я не только лучше выгляжу, но и чувствую себя лучше, я стал сильнее. Я ожидал этого, но не до такой степени». Многие спортсмены отмечали нефизические эффекты допинга: «Допинг имел лишь небольшое влияние на работоспособность, но большее влияние на мотивацию». Игрок в крикет подчеркивал: «Я ожидал увеличения выносливости и силы, чего я не ожидал, так это психологического подъема, который я получил. Я чувствовал себя более расслабленным, более сосредоточенным, а порой я чувствовал себя непобедимым».

При попытках оправдать само употребление допинга аспекты морали являлись ключевым фактором как при принятии решения, так и при последующих решениях, связанных с возможными санкциями. Принимая решение об использовании запрещенных веществ и продолжая принимать их, спортсмены участвовали в формах отчуждения моральной ответственности. Один из спортсменов сказал: «Тебе говорят, что ты должен быть «хорошим мальчиком или девочкой», поэтому я такой. То, что я делаю, употребляя допинг, - ничто по сравнению с часто ужасным поведением, которое ты видишь на поле и вне поля». Другой механизм отчуждения сводит к минимуму или игнорирует последствия происходящего, когда люди совершают нарушение, чтобы достигнуть личных целей и минимизировать или игнорировать вред. Одна спортсменка привела яркий пример этого механизма в своих рассуждениях: «Когда я приняла решение принимать допинг, я подумала о последствиях. Я поняла, что единственный, кому я могла причинить вред всем этим, была я. Это не так сложно, как если бы я испортила здоровье всем остальным». Безусловно, наиболее распространенной формой морального отчуждения было «смещение ответственность», когда спортсмены оправдывали свое поведение, обвиняя внешнее давление на них. Давление со стороны сверстников является обычным оправданием допинга.

Оказалось, что влияние давления со стороны сверстников связано с представлениями спортсменов о спорте или командной культуре, а также с ощущением, что «все так делают». В случае с бодибилдерами, как сказал один из них: «Вы употребляете допинг, чтобы соревноваться на равных, поскольку мы все делаем это». Настроение других спортсменов было подытожено игроком в регби: «Потому что это то, что нужно, чтобы преуспеть в безжалостном мире профессионального спорта». Роль тренеров, медицинских работников и другого персонала клубов или спортсменов была подчеркнута несколькими спортсменами. В большинстве случаев роль этих специалистов в поощрении (или попытке сдержать) употребление допинга была очень важной, однако между видами спорта были заметные различия. В профессиональном спорте (таком как регби) решение вспомогательного персонала воспринималось как решающее для принятия решения о допинге. Один спортсмен отметил: «Нам постоянно напоминают, что мы должны побеждать и делать всё для победы». Другой игрок сказал: «Врачи ничего не говорят, но они просто продолжают напихивать нас таблетками, отварами и уколами, они даже не спрашивают нас, что мы думаем обо всем этом». Другой профессиональный спортсмен упомянул, что финансовые требования спорта сделали допинг почти «необходимым» для продолжения занятия спортом. В других видах спорта влияние вспомогательного персонала оказывало не такое решающее влияние и зависело от индивидуальных обстоятельств. Например, игрок в крикет отметил: «У меня была давняя травма, и у меня всё болело. Врач команды отказался дать мне запрещенные средства. Мне не становилось лучше. Я боялся, что не буду играть в течение длительного времени. Я поговорил с помощником доктора, он очень помог. Он тайно дал мне некоторые средства. Тренер знал, и он не сказал ни слова».

Каждого из спортсменов попросили оценить распространенность допинга во всех видах спорта и в своем виде спорта. Средняя воспринимаемая частота употребления допинга во всех видах спорта составила 57% (участники полагали, что в среднем 57% всех высококлассных спортсменов употребляют средства, улучшающие работоспособность). Воспринимаемая распространенность употребления наркотиков в собственном спорте была выше - 61%. Эти оценки варьировались по видам спорта. Среди бодибилдеров воспринимаемое употребление во всех видах спорта составила 73%, а среди спортсменов - 81%. Вера в то, что «все так делают» укоренилась у спортсменов в этом виде спорта. В спорте, где допинг считается распространенным явлением (например, бодибилдинг), спортсмены не воспринимают себя изгоями или как-то после допинга: «На арене бодибилдинга все знают, что все используют что-то, и все также знают, что отрицание этого – лишь часть игры». Гребец отметил: «Я не жалею об использовании препаратов для повышения производительности, так как вам все еще приходится много тренироваться, чтобы достичь своих целей, и генетика играет огромную роль в конечном результате ... Я знаю многих людей, которые принимают стероиды, и это не даёт никакой разницы».

Удивительно, но проблемы со здоровьем не рассматривались как препятствие для допинга. Как объяснил гребец: «Пропаганда о побочных эффектах, которые обычно не доказаны или сильно преувеличены, может затронуть некоторых спортсменов, но большинство из них знают, что это просто тактика запугивания». Спортсмены в других видах спорта, однако, выступали за строгие санкции за все допинговые нарушения. Предлагались следующие предложения: увеличение количества тестов, случайное тестирование вне сезона для всех спортсменов (даже тех, кто получил травму или в настоящее время не участвует в соревнованиях), повышение штрафов и введение запретов на всю жизнь. Пять спортсменов, представляющих плавание, регби, крикет и баскетбол выступили за криминализацию употребления наркотиков, повышающих производительность, и предложили строгие штрафы и тюремное заключение для пользователей и поставщиков. Воспринимаемая среда в отношении употребления допинга, включая отношение и действия руководящих органов, спортивных организаций, средств массовой информации и общественности, повлияла на предлагаемые действия спортсменов. Например, спортсмены, которые считали, что «никого на самом деле допинг не волнует», рассматривали антидопинговые меры как бесполезные. Один спортсмен сказал: «Люди рады видеть, что мировые рекорды постоянно устанавливаются, но они будут пренебрегать тем фактом, что без допинга, повышающих эффективность, этого не произойдет. Люди думают, что вам не нужно много тренироваться, чтобы достичь результатов с помощью допинга. Они не знают, что не имеет значения, сколько вы употребляете. Если вы не тренируетесь, вы не достигнете желаемой цели. Люди всегда просят большего, но они быстро называют вас обманщиком и лжецом, когда узнают, что вы на что-то претендуете. Но, чего они ожидают?».

Другие полагали, что профессионализация спорта означает, что нет простых ответов на проблему употребления допинга: мы должны продолжать с просвещением атлетов и санкциями, но нет простых ответов. Спорт уже не тот, что было когда-то. Сейчас это большой бизнес, в который вовлечены большие деньги. В зависимости от вашего вида спорта допинг может стать необходимостью для тех, кто соревнуется на высшем уровне. И, конечно же, есть те, кто соревнуются на любительском уровне, и дети. Что мы им скажем? Даже если в глубине души мы не верим в эффективность существующих мер, нам следует продолжать, потому что мы должны послать правильный посыл.

Основная идея антидопинговых мер (допингисты будут пойманы и наказаны), кажется, не работает, особенно в спорте с устоявшейся культурой потребления допинга.). Интересно, что сами спортсмены предложили больше тестов и более строгие наказания как способ повысить доверие к сдерживающим факторам. Они также хотели, чтобы наказания были распространены на тех, кто замешан в продвижении или оправдании допинга (т.е. тренеры, вспомогательный персонал и поставщики). Был призыв к серьезным действиям в отношении допинга. Однако спортсмены из спорта, где нормализовался допинг, предпочитали другой подход: легализация отдельных запрещенных веществ. Из этих двух решений наиболее политически приемлемым ответом на допинг будет усиление сдерживающих факторов, а не легализация. Учитывая высокую стоимость антидопингового контроля (ASADA, 2012) и низкий уровень выявления, маловероятно, что количество тестов будет увеличено. Таким образом, тенденция, вероятно, пойдёт к еще более суровым наказаниям - стратегии, которая, по-видимому, вряд ли окажет какое-либо заметное влияние на допинг. Легализация допинга - это альтернативное решение, которое борется за то, чтобы заручиться широкой общественной поддержкой, которая потребовалась бы для такого радикального решения, прежде чем оно могло бы быть реализовано. Следовательно, требуются другие решения. В этом исследовании все еще преобладало мнение, что допинг был формой мошенничества и что это было неправильно. Спортсмены прибегали к формам морального отчуждения, чтобы оправдать допинг, включая процесс смещения ответственности на других лиц. Эта форма отчуждения включала обвинение коллег, вспомогательного персонала и даже общества. Чтобы противостоять формам морального отчуждения, важно, чтобы спортивные менеджеры сначала осознали, как спортсмены используют такой метод совладения, а во-вторых, разработали соответствующие контраргументы или стратегии. Вспомогательный персонал должен проходить антидопинговую подготовку (отметим, что некоторые из вспомогательного персонала, находящиеся в непосредственном контакте со спортсменами, уже подчиняются таким требованиям). Последнее заключение, которое вытекает из этого исследования, заключается в том, что антидопинговые посылы и программы должны быть адаптированы к каждому виду спорта. В некоторых видах спорта допинг уже настолько распространен (или, по крайней мере, воспринимается как распространенный), что антидопинговые меры могут быть почти полностью неэффективными.

Источник:
1. Engelberg T., Moston S., Skinner J. The final frontier of anti-doping: A study of athletes who have committed doping violations //Sport Management Review. – 2015. – Т. 18. – №. 2. – С. 268-279.


Комментарии:

Возврат к списку